Лиепая — История

[Материал из Википедии — свободной энциклопедии]

Ли́епая (латыш. Liepāja [ˈliepaːja], нем. Libau, польск. Lipawa, лит. Liepoja) — город на юго-западе Латвии, на побережье Балтийского моря. Самый большой город в латвийском регионе Курземе, третий по величине город Латвии после Риги и Даугавпилса и важный незамерзающий порт.

По состоянию на 1 июля 2011 года население Лиепаи составляло 82 386 человек.

Лиепая известна в Латвии как «город, где рождается ветер», возможно, из-за постоянного морского бриза. Песня с одноименным названием (латыш. Pilsēta, kurā piedzimst vējš) была написана Имантом Калныньшем и стала гимном города. Репутацию Лиепаи как ветреного города подтверждает и построенная поблизости крупнейшая ветровая электростанция в Латвии (33 ветровых турбины компании Enercon).

Средневековое название города (Liva Portas — «ливская гавань») свидетельствует о том, что в древности здесь проживало финно-угорское племя ливов.

Поселение ливов на месте города, возможно, существовало до прибытия в 1198 году в Прибалтику меченосцев.

В 1300 году рыцари Ливонского Ордена возвели здесь собор, а в следующем году — соорудили укреплённый замок, а сам город обнесли каменною стеной. Как морская гавань город Portas Liva впервые упоминается в 1253 году.

В 1418 году Лиепая была сожжена литовским войском, причём погибло все население. Спустя четыре года к восстановленному городу подошёл с войском польский король Владислав, но, не взяв замка, отступил. В 1560 году герцог Курляндский Готхард Кетлер отдал Лиепаю в залог прусскому герцогу Альбрехту, но в 1609 году город был возвращен Курляндии.

18 марта 1625 года населённый пункт официально получил статус города (этот день отмечают как День города), четыре дня спустя был утверждён городской герб следующего вида:

«На серебряном фоне, лев Курляндского с разделенным хвостом, который опирается на липовое (латыш. Лиепа) дерево своими передними ногами».

1800—1900 годы

В конце XVIII века город состоял из двух частей: Старой и Новой Либавы. В Новой была сосредоточена фабрично-заводская промышленность: фабрики красочная, капсюльная, бумажных приводных ремней и канатов, табачная, 2 спичечные, 2 сельскохозяйственных машин, мебельная, заводы: 4 винокуренных, 5 искусственных минеральных вод, мыловаренный, 3 пивоваренных, маслобойный, железопрокатный (пудлингование), жестяной, 3 чугунолитейных, пробочный, пудретный, корабельных снастей, для производства линолеума, лесопильный, 4 паровых мукомольных мельницы, 4 типографии, 8 книжных лавок с библиотеками, 2 ежедневных немецких и еженедельная латышская газета; 5 гостиниц; отделения Государственного банка с сберегательною кассою, Московского международного торгового банка, Рижского и Московского коммерческих банков, агентство Минского коммерческого банка, Биржевой банк; 40 агентских контор, 20 комиссионных, 4 маклерские, нотариальная, 9 экспортных, 1 экспедиционная и комиссионная; 30 портовых складов.

В 1890 году в городе было 1435 торговых и промышленных заведений, годовой объем фабрично-заводского производства составлял свыше 6 млн. рублей. Склады, как и многие другие жилые здания в городе, построены были из дерева и кирпича.

Церкви — православная, римско-католическая, 2 лютеранские. Либавское общество для призрения вдов и сирот (существовало с 1795 года), мариинская богадельня с двумя приютами для мальчиков и девочек. Городская больница на 80 кроватей. Мужская гимназия, прогимназия, мореходные классы, высшее женское училище, двухклассное мужское училище, начальное училище с преподаванием на латышск. языке, реальное училище, православные приходские мужское и женское училища, казенное еврейское училище 1-го разряда, 8 частных школ. Городская публичная библиотека, 2 рынка, 6 площадей. Обширный городской сад.

В 1893 году доходы города равнялись 471 914 руб. долги 262 000 руб., запасный капитал — 110 696 руб., недоимок 3617 руб. Городу принадлежало 2300 десятин земли. Первоклассная таможня; окружный суд. В указанное время Либава имела большое значение — как портовый город, военная гавань, верфь и курорт. Либавская гавань замерзала только в самые сильные морозы; навигация открывалась здесь ранее, чем где-либо на балтийском побережье. Обороты порта были весьма значительны и возрастали. В 1885—1894 в Либавском порту бывало ежегодно в среднем 1819 судов ёмкостью 273 186 ластов; в 1894 году — 2062 судна, ёмкостью 372 986 ластов, в том числе из иностранных портов 1357, из русских 304, каботажных 401 судно. Увеличение судоходства отчасти объясняется тем, что либавский биржевой комитет заботился об устройстве удобных амбаров, элеваторов и приобрёл ледокол. Кроме того, портовый канал в Либаве был углублен до 19 футов, а устья порта до 22 футов, вследствие чего Либаву посещали суда большей емкости (до 1575 регистровых тонн). В 1894 году навигация не прерывалась ни на один день. Наибольшее число судов в 1894 году прибыло из Германии (470), затем из Дании (342), Великобритании (231), Швеции (230). Из Либавы отправилось в 1894 году 2051 судно — в заграничные порты 1855, из них в Великобританию наибольшее число — 379, затем в Данию — 311, в Германию — 249. Средняя цифра вывоза Либавы за указанное десятилетие — 36 млн руб. (в 1794 году, она равнялась 2,5 млн.), в 1894 году — 40 060 300 руб. Главный предмет вывозной торговли Либавы прежде составляла рожь, теперь овёс; вывоз пшеницы совсем прекратился.

Подвозимая по железной дороге пшеница перерабатывалась на муку для обратного вывоза во внутреннюю Россию. Всего вывезено муки из Либавы в 1894 году 724 112 пудов, а за десятилетие в среднем — 713 290 пудов. С 1893 года начали вывозить из Либавы сено; вывоз его в 1893 году был 331 620 пудов, в 1894—399 430 пудов, из них в Англию — 392 439 пудов. Средний вывоз льна за десятилетие был 817 216 пудов, в 1894 году — 630 727 пудов. Спирта вывезено (преимущественно в Германию) в 1894 году 975 201 ведро (против средней за 10-летие — 908 552 ведро). Вывоз яиц в 1894 году достиг 44,5 млн шт. (против средней за 10-летие 24 млн и 56 млн в 1890 году), несмотря на то, что в Либаве существует с 1889 года свинобойня, могущая забивать в месяц до 6000 штук свиней и снабженная холодильными машинами и ледниками, дающими возможность убивать и экспортировать животных в течение всего года, вывоз мяса, преимущественно свинины, в 1894 году был только 34 879 пудов, меньше наполовину против 1893 года (70 426 пудов) и далеко ниже средней за десятилетие (51 278).

Военно-морская гавань Либавы называлась Порт Александра III. На городской верфи ежегодно строили до 5 кораблей, преимущественно дальнего плавания (бриги, шхуны, пароходы). Опыт пребывания кораблей в порту показал, что предусмотренных сооружений недостаточно для нормального функционирования всех служб. Возникла мысль об изменении программы 1895 г. — тем более, что после отправки большинства современных кораблей на Дальний Восток Балтийский флот оказался ослаблен.

В ноябре 1898 г. было отменено строительство в порту ряда складов, мастерских, казарм и других сооружений. На высвободившиеся средства планировалось устроить нефтехранилище, пороховую пристань и несколько хозяйственных построек. Таким образом, порт Императора Александра III перевели в более низкий разряд, оставив за ним роль передовой базы.

В конце 1900 года программа 1895 года была вновь пересмотрена. Но и новый план, утвержденный в 1901 году встретил сопротивление со стороны министра финансов С. Ю. Витте, который счёл расходы на строительство чрезмерными. 20 мая 1902 года на заседании Департамента государственной экономии было принято решение образовать комиссию с участием представителей министерства финансов и государственного контроля для рассмотрения вопроса. Летом 1902 года комиссия, возглавляемая контр-адмиралом С. И. Палтовым, посетила Либаву. Побывав на строительных площадках, в адмиралтействе и жилом городке, она подтвердила обоснованность предложений морского министерства. План 1901 года был утвержден в Государственном Совете, но его реализация затянулась из-за начавшейся в 1904 года войны России с Японией.

В качестве курорта значение Либавы падало с каждым годом, несмотря на прекрасный кургауз, хороший берег и слабый прибой. Ещё в 1871—84 годах число приезжавших на купанье бывало от 1500 до 2000 человек, к началу XX века оно едва достигало 500.